Главная arrow История | Культура arrow Поэзия бьет в набат

ПОДЕЛИСЬ!

ПОНРАВИЛАСЬ ПУБЛИКАЦИЯ? А МОЖЕТ НАОБОРОТ? В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ-ПОДЕЛИСЬ С ДРУГИМИ!

Тур поездки

ПРЕДНОВОГОДНИЕ СКИДКИ! Приглашаем Вас, встретить Зул, Новый Год и Рождество по выгодным ценам с Туристическим Агентством Татьяна Тур! Кликни на логотип компании! Image

Авторизация






Забыли пароль?

Кто он-лайн

Статистика посещений

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterСегодня2234
mod_vvisit_counterВчера1641
mod_vvisit_counterЗа неделю17682
mod_vvisit_counterЗа месяц23748
mod_vvisit_counterВсего2633008
JoomlaWatch Stats 1.2.9 by Matej Koval
Locations of visitors to this page
Яндекс цитирования
Каталог@Mail.ru - каталог ресурсов интернет


Дизайн разработан:
Дизайн ИнтерВит InterVit
Поэзия бьет в набат
16.10.2009

КалмыкияНаверное поколение светской творческой интеллигенции и в мыслях не держало, как пагубно отразится гражданско-политическая свобода, о которой они грезили на судьбе литературы и творчества, как такового. Одна из причин того, потеря условий для генерирования внутренней свободы личности. Свободы, прежде всего, от условностей, а равно от излишних амбиций, отодвигающих творческий процесс на авансцену.

При политической несвободе, литература теряет конъюнктурность, она становится способом самовыражения. Причем, самовыражения, заключающего в себе служение.  Поставленный в условия политической несвободы литератор, ищет ее в творческих усилиях, муках, если хотите. Разумеется, внутренние амбиции напрочь исключить невозможно, но тогда усилия направляются на достижение творческого совершенства. Поскольку только при условии достижения каких либо граней совершенства у автора появляется шанс донести до людей плоды своих усилий. В условиях свободного, коммерческого доступа к типографиям, войти в анналы истории не представляет особого труда. Следовательно, и творческие усилия многих авторов минимальны. Ведь имея спонсора, как правило, среди друзей или родственников, а, тем более, собственные средства, и будучи уверенным, что все, написанное вами непременно напечатается, снимает необходимость творческих потугов.

Почему же это пагубно для культуры и развития языка – спросит читатель? Дело в том, что если человеку, еще не имеющему собственного вкуса, вместо полотен Врубеля регулярно показывать рекламные постеры, как пример искусства, то можно быть уверенным – обязательно произойдет подмена чистого искусства своеобразной псевдоэстетикой. Аист выращенный в курятнике, навсегда остается членом курятника. Выпустить книгу сегодня может каждый, но нужны ли такие книги обществу, судите сами.

Книжка, о которой теперь пойдет речь, попала в мои руки совершенно случайно. Пролистав ее наспех я, было, уже хотел отступить. Но, что-то заставило раскрыть и перелистать  данный «фолиант» еще раз.

Речь идет о небольшом сборнике стихов Василия Сухотаева, под названием «Тюльпанные колокола». Обыкновенно, я не берусь что-либо говорить о поэтических тенденциях в среде калмыцких поэтов, поскольку не владею языком, а переводы, на мой взгляд, не передают той творческой истинности, которая необходима для суждений. В данном же случае, автор пишет на русском языке, а потому становится возможным отследить общую практику мыслительного и творческого процесса.

Книга Василия Сухотаева, это последствия длительного, разрушительного этапа в калмыцкой, русскоязычной литературе. Когда во главу угла ставился не талант автора, а степень взаимоотношений с верхушкой местной литературной элиты или власти. Так в свет появились, по-моему, откровенно бездарные «кирпичи» Деевой, повести Н. Илюмжинова и т.д.

«Колокола» Сухотаева, равно как и упомянутые выше опусы, это набат, вопль, если хотите, живого русского языка, который призывает графоманов оставить его в покое.

Для примера, возьмем самое удачное стихотворение автора «О, степь моя!». Произведение, по уровню, стоит в книге особняком. Так, среди заснеженной степи может стоять, ну, скажем, жираф: красивый, большой и никак не увязанный в общий пейзаж. Тем не менее, автор предисловия Николай Санджиев не случайно обращает на него внимание читателя, поскольку, к сожалению, больше обратить не на что.

Но даже в этом произведении, которым автор, несомненно, гордится, есть провалы, серьезно портящие впечатление, но ярко отражающие общую картину.

Во-первых, заимствованная ритмика. С первых же строк улавливаются интонации присущие Д. Кугультинову в переводах Ю. Нейман. Особенно заметна попытка стилизации текстов под незабвенного Александра Сергеевича. Те же  «отглагольные» рифмы, обыкновенные в поэтике пушкинской эпохи, тот же пафос и велеречивость, но при катастрофически бедной лексике.

Не может не вызвать грустную усмешку такая строка:

«…В колокола тюльпанные звеня…».

Автор умудрился испортить собственную метафору, не взяв во внимание, что колокола, конечно же, звенят, но в них полагается звонить.

Если говорить об общих тенденциях в творчестве Василия Сухотаева, то стоит отметить необыкновенную простоту его стихов, ту простоту, что хуже воровства. Здесь и однокоренные рифмы, и откровенные реминисценции: «Где же вы теперь…», стихотворение посвящено однополчанам… Ярким примером того, каких и как не надо писать стихов, могут послужить строки:

«Вначале бог создал Адама,

Не жизнь была, сплошная драма.

И тогда из адамова ребра

На землю Ева снизошла.

И жизнь превратилась в радость…»

Другой пример: «роман в стихах» под названием «Дядя Боода алцынхутинского рода».

«Мой дядя самых честных правил,

Когда не в шутку занемог

В Алцынхуту меня отправил

(А сам поехать уж не мог).

И, уходя, я бросил взгляд,

Как по-детски дядя рад,

Что посещу его хотон,

Где родился, вырос он…».

О художественной ценности этого произведения говорить не приходится. Даже позаимствовав у Александра Сергеевича его поэтику, автору не хватило дара удержаться в ее рамках. Сбой ритма произошел уже в самом начале «романа», что привело к такому, например, казусу:

«… Народ работает на совесть

О каждом можно писать повесть…»,

Дражайший Василий Гомбович, повести не «писают», их сочиняют и пишут.

Проблема всех начинающих поэтов в Калмыкии, да и не только в Калмыкии, это отсутствие при писательских союзах крепких, возглавляемых настоящими мастерами, литературных объединений, отсутствие грамотных, знающих и любящих поэзию литконсультантов.

Поэзия это не несколько срифмованных строчек. Поэзия – это кальвинизм, это – беспрестанное обнажение себя и окружающего мира, поиск места для себя во Вселенной и в себе для нее. Это крест на плечах, а порой и Сизифов камень. Только осознавая подобное, и жертвуя собой во имя Психеи можно заставить трепетать сердца людей.

Публикация стихотворений, подобных тем, что пишет Василий Сухотаев, и не он один, портит вкус читателя, нивелирует поэзию с заурядной графоманией. К тому же, это дискредитирует издательства. Положительные же рецензии на такое, с позволения сказать, творчество, со стороны членов Союзов писателей есть не что иное, как обыкновеннейшая профанация.

автор: Анатолий САВИНОВ, литератор


Количество просмотров:6876 | Версия для печати

  Ваш комментарий будет первым
 
След. >